Храм в Кутлуг-тепе

Храм в Кутлуг-тепе

Круглое здание с замкнутым пространством двора в поселении Кутлуг-тепе Фарукабадского оазиса по своей объемно-пространственной композиции напоминает круглый храм на Дашлы-З, отличаясь крепостным характером конструктивной основы сооружения и суровым архитектурным обликом.

 

С момента сооружения храма на Дашлы-З (XVII в. до н. э.) прошли столетия. За это время он пришел в упадок или был разрушен в бурные годины военных походов Кира II (около 558—530 гг. до н. э.), создавшего могущественную ахеменидскую державу на громадных просторах Среднего и Ближнего Востока.

 

Нестабильная военно-политическая обстановка тех лет оказала влияние на характер строительства; города Бактрии окружаются мощными крепостными стенами, а храмы становятся крепостными сооружениями, способными противостоять осадам и атакам врага.

 

Возможно, таким же храмом — крепостью являлся храм Кутлуг-тепе. Стены Кутлуг-тепе сохранились на высоту 1,5 м и представлены тремя концентрическими кругами, создающими два коридора — А и В, а также круглый двор диаметром около 22 м.

 

Храм в Кутлуг-тепе

 

Примечательно, что две стены, обрамляющие обходной коридор А, толстые — 2,5—3,0 м при ширине коридора 3,5 м. Они, вероятно, имели значительную высоту — до 6— 7 м — и создавали аналогичный коридор и во втором этаже. Перекрытие коридора В, вероятно, было балочным. Применение сводчатого перекрытия для коридора А могло иметь место лишь для первого этажа, а для второго оно было балочное, т. е. сводчатое здесь недопустимо по условиям статики.

 

В северном секторе здания имеется местное уширение внутренней стены коридора А на 1,5 м, оно имеет в длину около 22 м. Это монолитное основание пристенной лестницы, которая вела на второй этаж и на крышу круговой галереи.

 

Внутренняя стена коридора В имеет меньшую толщину и по высоте не превышала одного этажа. Здесь размещались подсобные помещения храма. В северо-западном секторе двора есть помещение площадью около 25 кв. м с пятью нишами на западной стороне, рассматриваемое В. Сарианиди как алтарь храма. По всей вероятности, это было помещение главного жреца. Здесь соблюдалась исключительная чистота, даже пол имел обмазку белого цвета, а суфа в северо-восточном углу была покрыта циновками.

 

Вход в храм Кутлуг-тепе расположен в северном секторе здания, а в юго-западном секторе имеется овальной формы помещение, выступающее на 4-м за пределы стен внешнего фаса. Функциональное назначение этой пристройки оставалось неясным. Замкнутое пространство двора представляло собой два полых цилиндра диаметром 33 м по верху и 22 м в нижней части с площадью двора около 380 кв. м.

 

Круглое здание Кутлуг-тепе не имеет ярко выраженной композиционной оси, однако объемный выступ на юго-западном секторе и входной проем из коридора В в пространство двора лежат на одной линии, имеющей азимут около 60°,— это направление на закат Солнца в день зимнего солнцестояния. У читателя, конечно, могут возникнуть вопросы: не связана ли эта ориентация с почитанием солнечного божества Митры? Если так, то почему Кутлуг-тепе ориентирован на закат в день зимнего солнцестояния, а не на восход в день летнего солнцестояния?

 

В древнейшую эпоху Митра был одним из олицетворений божества. В древних текстах Авесты Митра отсутствует, однако в народе Митру почитали. Этим следует объяснить тот факт, что царь Артаксеркс II (406—362 гг. до н. э.) узаконил культ этого бога, а жрецами митраизма был установлен день «рождения» Митры, который праздновали в период зимнего солнцеворота — 25 декабря.

 

Время празднования было установлено жрецами не случайно: в декабре наступает благоприятная пора, нет изнуряющей жары, подведены итоги сельскохозяйственных работ, собран урожай.

 

Кроме того, ориентация храмов на восход или закат светила в день зимнего солнцестояния была обусловлена разными воззрениями на начало суток у разных народов. У одних сутки — это время с начала ночи до начала другой ночи, т. е. от заката до заката Солнца, а у других — от восхода до восхода Солнца. Если жрецы Кутлуг-тепе были приверженцами тех, кто полагал, что сутки начинаются наступлением темноты, то ориентация оси храма на закат становится правомерной.

 

В-третьих, как уже говорилось, помещение для главного жреца в храме Кутлуг-тепе расположено в северо-западном секторе круглого зала. Примечательно, что оно занимает ровно одну седьмую его окружности. Следовательно, окружность могла быть поделена на 56 (поскольку 8×7 = 56. Это приводит нас к вопросу о вероятности использования жрецами сароса с циклом 19 + 19 + 18 лет для определения наступления времени солнечных и лунных затмений.

 

Вполне возможно, что в рассматриваемую эпоху увеличились требования, предъявляемые к жрецам-астрономам, которые вели наблюдения за светилами для составления календаря, определения благоприятных условий, моментов прибытия воды в оросительную систему и начала полевых сельскохозяйственных работ. Астрономические наблюдения были также связаны с необходимостью определения времени в течение суток.

 

Внешняя стена на верхнем этаже Кутлуг-тепе, поделенная бойницами на 48 или 96 частей (соответственно «шаг» — 3,2 и 1,6 м), могла быть использована для фиксации положения Солнца от восхода до захода через каждые полчаса в первом случае или через четверть часа во втором 8.

 

Приведенный выше анализ архитектурной формы храма Кутлуг-тепе позволяет высказать предположение, что перед нами бактрийский храм астрального культа, где велись астрономические наблюдения, — памятник истории науки, значение которого трудно переоценить.

 

Успехи астрономии в Бактрии были обусловлены не только местными традициями, восходящими к храму на Дашлы-3, но и культурно-экономическими связями с вавилонянами, прямыми потомками шумеров, тем более что в рассматриваемую эпоху Бактрия и Вавилон находились в составе одного государства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *