Большого Охтинского моста

Большой Охтинский мост

Охтинский мост — интересный образец инженерного искусства своей эпохи. Его не разводные пролеты, рекордные для городских мостов дореволюционной России, до сих пор остаются наибольшими среди ленинградских мостов.

 

Наличие в русле реки только двух опор обеспечивает максимальную «свободу судоходству» и уменьшает опасность образования донного льда — зажоров. Однако архитектурные достоинства моста оказываются весьма спорными.

 

Его. облик обладает и мощью и своеобразной монументальностью, но сложное переплетение раскосов и поперечных связей ферм создает неприятное, беспокойное впечатление. Размельченные декоративные украшения на порталах моста, масштабно не увязанные с обликом ферм, лишь подчеркивают суровый «инженеризм» его конструкций.

 

В композицию моста включены две башни, фланкирующие разводной пролет. В их нижних частях находятся пульты управления разводкой. Размеры башен явно превышают практическую необходимость: они выбраны по чисто эстетическим мотивам — авторы проекта стремились масштабно согласовать башни с абрисом мощных арочных ферм.

 

Эти башни, в большей мере декоративные, чем функционально необходимые,— редкий для русского мостостроения пример использования приема, столь типичного для архитектуры мостов Германии конца XIX — начала XX вв. Композиция Большого Охтинского моста, отчасти навеянная опытом германского мостостроения, освоенным не вполне критически, диссонировала с архитектурными традициями Петербурга: высокие железные фермы и массивные каменные башни разводного пролета перегородили пространство Невы в непосредственной близости от шедевра русской архитектуры — Смольного монастыря.

 

Архитектурный облик Большого Охтинского моста оказался в определенном противоречии и с теоретическими высказываниями авторов его проекта: это наглядно говорит о том, что эволюция архитектурной мысли в России была сложной и противоречивой — тем более в такой специфической области, как архитектура мостов, где возникало сплетение и противоборство разнородных требований, а законы инженерной логики и экономики нередко вступали в конфликт с эстетическими устремлениями.

 

Если архитектурно-художественное взаимодействие Большого Охтинского моста с прилегающим городским пространством оказалось не вполне органичным, то иное впечатление производит железнодорожный Финляндский мост, пересекший Неву примерно в 5 км выше по течению, за пределами административных границ тогдашнего Петербурга, в зоне фабрик и заводов.

 

Он был построен в начале 1910-х гг. по проекту инженеров Г. Г. Кривошеина и Н. А. Белелюбского, разработанному при участии архитектора В. П. Апышкова. Русло реки перекрыто пятью пролетами. Средний пролет — разводной двухкрылый, боковые образованы арочными фермами с ездой понизу.

 

По конструктивному решению Финляндский мост близок к Большому Охтинскому, но отличается от него не только по функции, но и по характеру восприятия: он расположен в иной среде, на фоне фабрично-заводской застройки. Это предопределяет и иную эстетическую оценку — бесспорно, более позитивную, чем оценка Большого Охтинского моста.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *